arkhip (arkhip) wrote,
arkhip
arkhip

Орчха. Часть 2.

Начало тут

Как я уже упоминал, мои искренним намерениям встать в полшестого утра и пофотографировать на рассвете было не суждено сбыться из-за негативного влияния индийского чая с молоком, так что я смог собрать волю в кулак и выбраться из номера только уже ближе к восьми. Зато я был вознаграждён лицезрением чрезвычайного события - наш чистоплотнейший Притпал растянул поперёк коридора верёвки и сушил на них свои свежеотстиранный разноцветные тюрбаны. Сикх без яркого тюрбана - это намного более редкое зрелище, чем рак-отшельник в период смены раковины, так что я теперь достоверно знаю, что у них находится под этим строго обязательным предметом гардероба. А там только такой же тюрбан, только чёрный, и с ним мужчинский сикх, видимо, уже рождается и не снимает с головы до самой своей смерти.

В это время в Индии уже разгар дня. Семейство напротив, к примеру, устроило большую стирку и влажную уборку. Можно было бы только порадоваться такой чистоплотности, если бы не большие толстые крысы, без всякого страха шнырявшие практически под ногами у хозяев. Видно было, что люди и грызуны проживают в полной гармонии.





Индийцы вообще очень гордятся тем, что живут на одной волне со всякой живой тварью, о чём в частности свидетельствует этот предупреждающий указатель. Правда, и тут не обошлось без доли лицемерия. Например, что в Индии отсутствует как класс, так это кошки. За всё время мы не видели ни одной, и это одна из причин, по которой я отношусь к местной культуре скорее с порицанием.



Но несмотря на скепсис в отношении индуизма, в местный храм под чудесным названием Чатурбхуй я всё же пошёл. Было интересно посмотреть на окрестности с высоты. Храм этот очень древний и построен в девятом веке, хотя наверняка с тех пор подвергался значительным перестроениям, но об этом путеводители умалчивают.



Внутри храма оказались во-первых, голые стены, во-вторых, крохотный алтарь оранжевого цвета, в-третьих - молодой предприимчивый индус, предложивший мне всего за сто рупий совершить прогулку по верхним ярусам здания, что мне, собственно, и было нужно. Раньше, до 16 века, здесь было всё иначе и на месте алтаря стояла очень почитаемая окрестным людом статуя бога Рамы, которую потом перенесли в другое место. Так что обилием посетителей он похвастаться не может.



Сто рупий нужны были потому, что просто так попасть наверх нельзя: проделанная внутри одной из опорных стен лестница (кстати, очень узкая) была перекрыта железной дверью с висячим замком.



Сверху действительно открывается неплохой вид на деревню. На дальнем плане - храм Рам-Раджа, который раньше был дворцом, а лет пятьсот назад, когда местные князья обзавелись новым местом жительства, старый дворец был несколько перестроен и отдан под культовое сооружение. Сюда-то и перенесли из Чатурбхуя статую. И именно статуе и Рам-Раджу Орчха обязана своей популярностью - за год сюда приезжает около миллиона местных паломников и порядка 20 тысяч иностранцев, большинство из которых успели свихнуться на теме индуизма. Я сам к этому моменту окончательно решил, что это чудовищно перезревшее язычество не просто не представляет для меня культурологического интереса, но даже вызывает отторжение, поэтому смотреть на статую я не пошёл. Впрочем, мне уже приходилось читывать, что индуизм редко кого оставляет равнодушным - европейский человек либо сходит на его почве с ума, либо брезгливо морщится. Я явно принадлежу ко второй категории, извините уж за нетолерантность.



Сверху также видны менее значительные развалины. вВчастности, дальние павильоны-чхатри, которые тоже считаются одной из главных и наиболее фотографируемых местных достопримечательностей. До них мы не добрались (честно говоря, просто позабыли), да и боги с ними, и так впечатлений хватило.



Вот, кстати, давешний дворец махараджи, который отсюда выглядит далеко не столь внушительно, как снизу.



Сначала предприимчивый малый ходил за мной неотступно, стараясь отработать свои сто рупий, которые я ему сразу не дал. Особенно он старался обращать моё внимание на местную летучую фауну, например, на упитанного грифа, обосновавшегося на одной из сторожевых башен по соседству



на местную разновидность скворцов, в изобилии населявшую укромные уголки, куда не мог достать человек



на гнёзда диких пчёл размером с семилетнего ребёнка



и наконец - на одинокого уйюя, примостившегося на днёвку в одном из самых тёмных и прохладных мест.



При этом мой провожатый регулярно просил у меня фотоаппарат, то для того, чтобы сфотографировать меня на фоне чего-нибудь, то потому, что он знает самый лучший ракурс для того, чтобы щёлкнуть уйюя. Но это уж шиш - свою камеру я случайным людям в руки не даю никогда. Потом он извинился и внезапно исчез. Побродив немного в одиночестве, я обнаружил спасительную дверь запертой. Признаться, поначалу я забеспокоился, ибо решил, что стал жертвой фокуса, аналогичного египетскому катанию на верблюде. Ну это когда залезть на верблюда стоит два доллара, а слезть обратно - уже десять. Или же провожатый решил, что сто рупий не деньги и запер меня в проклятом Чатурбхуе навсегда. Но ничего - обошлось. Через десять минут объявился, открыл дверь, взял свои честные сто рупий и сказал мне большой дуньябад. Деревня и вправду добрее города, как я и говорил раньше.

Продолжение следует.
Tags: Индия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments