arkhip (arkhip) wrote,
arkhip
arkhip

Categories:

Македония. Скопье. Часть 2.



Сербия
Босния и Герцеговина
Черногория

Скопье. Часть 1.

Итак, пришла поговорить о давно обещанных душевных потрясениях. Давно замечено, что народы, которые большую часть своей истории (ну или вообще всю свою историю) пребывали в качестве не субъектов, а объектов истории, при обретении ими государственности испытывают сильнейшую потребность в создании национальной мифологии, призванной убедить весь мир, ну а в первую очередь самих себя, в том, что всё это было неправдой и они на самом деле были самые Умные, самые Древние, самые Могучие, вот просто не повезло что-то. Причём этот мифологический зуд особенно силён, когда государственность внезапно сваливается народу как снег на голову. У нас на просторах бывшего СССР таких примеров хоть отбавляй, и даже не нужно кивать головой в сторону наших ближайших юго-западных соседей: Сапармурад Туркменбаши и Нурсултан Елбасы в этом плане дадут им 146 очков форы. То же относится и к македонцам, которых до середины прошлого века никто и отдельным народом-то не считал; болгары (и большинство этнографов, кстати) считали их западными болгарами, а в Сербии и довоенной Югославии их держали по разряду южных сербов. Поскольку в 1912 году эти земли достались сербам, болгары, небезосновательно считавшие такой раздел несправедливым, были очень обижены и именно претензии на Македонию были основной причиной того, что в обеих мировых войнах Болгария оказывалась в рядах противников России. товарищ Тито решил этот спор с присущей ему прямотой, объявив македонцев отдельной нацией и подарив им по этому случаю такие радости, как отдельную социалистическую республику и официальный литературный язык. А когда началась югославская война, Македония тихо и спокойно отделилась, и при этом удерживать её никто не стал. Вот так вот у них появилось своё отдельное и почти уютное государство, существование которого нужно как-то обосновывать.

К обоснованию подошли на редкость зримо и фундаментально, не пожалев для этого своей собственной столицы. Вот представьте себе, если б нынешний австрийский бюргер Юрьмихалыч Батурин вызвал к себе Зурабконьскотиныча Церетели и величаво сказал ему: "Вся Москва в пределах Садового кольца - твоя! Дерзай!" Содрогнулись? То-то! А ведь именно это и произошло в Скопье, с естественной поправкой на размеры и города, и, соответственно, его центра.

Любой путник, с какой бы стороны он ни вышел на площадь Македонии, в первую очередь видит ЭТО:





чудовищных размеров статую молодого человека в сандалиях и с мечом, восседающего на вздыбленном коне, пол которого безошибочно угадывается по любовно вылепленным мудям.



Да, мои маленькие друзья. Вы не ошиблись. Это он, он самый, в честь которого и автострада, и аэропорт (см. предыдущую главу) - Александр Великий, он же Македонский, собственной персоной, со всеми причитающимися его высокому положению львами, фонтанами и барельефами. А бронзовомудый жеребец - разумеется, Буцефал.



Как видите, македонские власти решили не размениваться на мелочи и прихватизировали себе самого известного полководца античного мира. При этом их совершенно не смутил тот факт, что с современной Македонией то, древнее, царство объединяет разве что название. Действительно, территория нынешней страны входила в состав древней, но и её столица находилась на территории Греции, и сам Александр вместе со своей семьёй и народом, по солидарному мнению учёных, были ближайшими родичами древних эллинов. А славяне, напомню, появились здесь лишь примерно в пятом веке уже нашей эры, то есть всего-навсего через тысячу лет.

Но авторов памятника, украсивших его пьедестал внушительного вида гоплитами, это совершенно не смущает. В общем, теперь во многом становится понятно, почему Греция столь ревниво и трепетно относится к местным попыткам самоутвердиться.



Вокруг монументального Александра веером разместились монументы поменьше, посвящённые деятелям самых разных эпох. Тут и первый председатель послевоенного Верховного Совета или как он там назывался, социалистической Македонии,



и писатель Дмитрий Чуповский, один из создателей современного македонского языка,



и средневековый болгарский царь Самуил. Ну с этим хотя бы всё понятно, потому что он перенёс болгарскую столицу на территорию Македонии, в Охрид.



Но Бог бы с ним, с Самуилом, но вот с императором Юстинианом они явно переборщили даже на фоне Александра. Хотя его происхождение неизвестно и некоторые учёные допускают, что он мог быть и славянином по рождению, однако же достоверно известно, что родился он на территории современной Сербии. То-есть в Македонии могут считать его своим примерно на том же основании, что и в Турции или в Египте - они ведь тоже тогда входили в состав Византии.



Впрочем, не все памятники посвящены историческим личностям. На отделанной камнем (в церетелиевском стиле, конечно) набережной красуется памятник древовидному бесполому существу без всяких признаков пояснительной таблички. Кто такой этот потерпевший, куда он пошёл - всё покрыто мраком тайны.



А за беломраморным мостом через Вардар, украшенным конными статуями каких-то малоизвестных мне борцов с турецким владычеством, находятся другие памятники и остальная часть новомодной монументальной застройки. И если вы уже успели изрядно подивиться местным архитектурным фантазиям, то уверяю Вас - самый цымес ждёт вас впереди.



Продолжение следует
Tags: Македония, Югославия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments