arkhip (arkhip) wrote,
arkhip
arkhip

Categories:

Черногория. Острог и Жабляк.



Сербия
Босния и Герцеговина
Котор
Ловчен
Цетинье

Следующим пунктом нашей программы был монастырь Острог, который, наверное, посещают почти все, кто отдыхает на местном побережье - по крайней мере, это один из самых популярных экскурсионных маршрутов и летом там не протолкнуться. Из Цетинье туда проще всего попасть через Подгорицу, хотя по карте это и изрядный крюк. Но по крайней мере дорога хорошая и без признаков серпантина, поэтому на деле получается очень быстро. В саму столицу заезжать не стали. Я ещё по прошлой своей поездке готов свидетельствовать - делать там совершенно нечего. Довоенная Подгорица была полностью уничтожена в 1944 году во время налёта добрых англо-американских союзников (думаю, излишне говорить, что никакого военного смысла эта операция не имела), а на её месте был построен обычный такой социалистический город, мало отличающийся от новостроек того же времени, разбросанных по всему бывшему Советскому Союзу.





от Подгорицы до Острога всего-то километров 30, но надо понимать, что последние километров пять-семь дорога гораздо фееричнее, чем даже подъём от Котора к Цетинье. Дело в том, что монастырь был основан в 17 веке с таким расчётам, чтобы до него не могли достать турки, ну или точнее, чтобы они решили, что игра не стоит свеч. Поэтому монастырь буквально встроен в практически отвесную скалу.



Сейчас, конечно, к нему проложена автомобильная дорога, но из-за особенности рельефа местности она особенно Узкая и Страшная, причём асфальт обрывается прямо в пустоту, без всяких бордюров. Шесть лет назад я взъехал прямо к самому монастырю на арендованной шкоде-октавии с механической коробкой передач, при этом мои жена и сестра, сидевшие справа, практически всю дорогу очень Визжали, потому что при попытке посмотреть вниз из окна автомобиля им никак не удавалось увидеть асфальт или хотя бы землю. От этого всего я очень потел и нервничал и, видимо, с непривычки не вполне правильно поработал педалями, потому что когда мы наконец добрались до парковки, от задних колёс нашего злосчастного автомобиля шёл дымок с неприятным запахом, а сбежавшиеся отовсюду сербы и черногорцы сокрушённо качали головами и повторяли одно слово: "Ломела! Ломела!" Поскольку среди них не нашлось никого, кто смог бы объяснить значение этого слова на английском или русском языках, я понял только одно: на обратной дороге нам Пиздец. Поэтому во время посещения монастыря, а также на обратном спуске я чрезвычайно усердно молился, а внизу остановился у первой попавшейся забегаловки остановился, истребовал две кружки пива и всосал их обе примерно за пятнадцать секунд. Это произвело на хозяйку такое впечатление, что третью кружку она поставила мне за счёт заведения да в придачу подарила мне саму кружку с символикой пива-никшич. Она у меня до сих пор стоит дома и периодически используется по назначению. А что такое "ломела", я так и не узнал.

В этот же раз нас почему-то к самому верху не пустили, хотя автомобилей и вообще людей было очевидно мало. Так что Обскурант остался отдыхать в машине, а я вместе с проспавшимися Юлием и Лосём пошёл наверх по пешеходной тропе. В конце концов должны же были они хоть что-то увидеть в Черногории? Понадеявшись на Лося, я не взял с собой фотокамеру, но каково же было моё удивление, когда выяснилось, что он там не фотографировал вообще. Поэтому все снимки - мои, но шестилетней давности.

Паломники едут туда в основном поклониться мощам св. Василия Острожского, который и основал монастырь. Мощи находятся в крохотной выдолбленной в скале часовенке, в которой с трудом могут поместиться несколько человек. Фотографировать там я посчитал неправильным, зато вот можете посмотреть на ещё одну достопримечательность - вделанную в скалу икону. Судя по свежести красок, это скорее всего мозаика, но точно я этого сказать не могу.



Местность вокруг Острога, точнее под ним, сильно отличается от виденного вокруг Цетинье - вместо практически бесплодного каменистого плоскогорья ухоженные участки и поля.



До середины 19 века эти земли были под турками, что в значительной степени подтверждает теорию о том, что первоначальная Черногория сохраняла свою самостоятельность исключительно ввиду своей полной экономической бесполезности для османов.



Поскольку в этот раз у нас была машина-автомат, да и Обскурант, исполнявший в этот день шоофёрскую повинность, водил аккуратно и основательно, обошлось без ломел. Спокойно спустились вниз, отобедали невинным агнцем, жаренным на вертеле, и отбыли в сторону Жабляка.



Жабляк, находящийся на севере Черногории, был избран нами для ночлега потому, что этот городок является центром горнолыжного туризма, и мы совершенно здраво рассудили, что сейчас, когда снег практически сошёл, у нас там не будет никаких проблем с поиском ночлега. Дорога не обещала никаких особых приключений, да не тут-то было: на сей раз в очередной раз сошёл с ума навигатор, точнее установленная на нём программа iGo: сначала он зачем-то погнал нас вместо объездной дороги через центр Никшича, а потом и вовсе стал козлить - вместо дороги показывал пересечённую местность и наоборот. Поскольку с указателями на второстепенных черногорских дорогах небогато, пришлось вспомнить старые дедовские обычаи и прибегнуть к помощи карты. Погода же к вечеру заметно испортилась,



что в сочетании с ландшафтами и несошедшим снегом производило унылое впечатление.



машин практически не попадалось, видимо, в это время года здесь некому и незачем ездить; только пару раз попались грузовички, везущие на убой подрощенных бычков и тёлочек.



В Жабляке, действительно, никаких проблем с расселением не оказалось. Сунулись в первую попавшуюся гостиницу, а попалась она нам потому, что была большой и получили нумера по какой-то необременительной цене. А может, и зря сунулись, поскольку она была построена ещё в социалистические времена и несла на себе неубиваемые отпечатки тех времён - от перекошенных деревянных дверей и ключей с деревянными брелоками в форме бильярдного шара до неизбывного столовского запаха в ресторане. Мне, впрочем, было всё равно - меня утомило вразумление нетрезвых да и надо было передохнуть перед завтрашним вождением, поэтому по приходу в номер я сразу завалился спать, не ужиная, и благополучно продрых до утра. Кстати, в тот день мы проехали 233 км.



Покинув Жабляк с утра пораньше, выдвинулись к каньону Тары. Добравшись до каньона, точнее, до моста через него, встали перед известной богатырской дилеммой: ехать налево или направо. Дело в том, что дорога налево вела через мост прямо в Сербию, в то время как я предлагал прокатить всех вдоль каньона и выехать из Черногории через другой КПП, что, хоть и выходило дольше, зато давало возможность посмотреть на сам каньон в других точках.



Кстати, с этим мостом связана следующая история. Он был одним из последних инженерных сооружений, построенных в межвоенной Югославии - для тех времён это была довольно серьёзная стройка и отнюдь не только по югославским масштабам - и открыт в 1940 году, если мне не изменяет "Память". В 1941 году, с вторжением немцев и итальянцев и последующим началом сопротивления мост приобрёл особое значение для коммуникаций оккупантов, и в 1942 году его подорвали под руководством одного из инженеров, причём снесли ровно один пролёт. Инженер вскорости был схвачен и расстрелян, а мост восстановили только после войны.

Наше совещание было коротким. То ли похищение камеры так на всех подействовало, то ли ещё что - но все, кроме меня, дружно сказали - нах! Хотим обратно в Сербию! Так что пришлось разогнать некстати появившихся на дороге баранов и двинуться в указанном направлении.



Продолжение следует.

P.S. А в каньоне Тары вообще-то красиво. Особенно летом.









Tags: Черногория, Югославия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments