arkhip (arkhip) wrote,
arkhip
arkhip

Category:

Санитарный мемуар



С интересом прочитал тут репортаж о нынешнем состоянии общежитий МГУ, где, в частности, говорится и об удобствах:

«Здесь в ГЗ живут уже по двое. Комнаты маленькие, но почище, конечно, чем в ФДС, только в ванной плесень», — говорит студент. Кстати, с ванной и душем тут все относительно в порядке. Санузел один на блок (состоит из двух комнат). В Филиале дома студента удобства – только общие.
«Душ один на все общежитие, на первом этаже. То есть такая комнатка с кабинками, которые даже плохо закрываются. И всегда в нее очередь, понятное дело. При этом работает он по часам. То есть где-то с 7 до 10 утра можно помыться и потом уже только с четырех вечера до часу ночи. Представьте, мне часам к пяти на свидание, то есть я помыться просто не смогу. А в понедельник душ просто закрыт. Санитарная уборка.
Ну и еще проблема в том, что душ состоит из предбанника и самых душевых кабин. А посередине проход, и где-то там открыта форточка, которая болтается на замке и из нее дует. Особенно зимой безумно холодно после душа. Приходится добегать до своих вещей и очень быстро одеваться».
Интересно, что проблема с форточкой существует на протяжении поколений. По словам Ярослава, когда он рассказывал своей маме о проблеме с душевыми, она вспомнила, что и в ее годы, двадцать лет назад, форточка так же не закрывалась. Мама Ярослава жила в том же ФДС.

«Еще такой момент, как туалет. Он один на этаж. Ну, то есть один для мальчиков, один для девочек. И убирают его каждый день, но иногда (по выходным, например) уборщица не приходит. И вот представьте, что такое два дня без уборки общественный туалет», — рассказывает наш собеседник.


Я сам в своё время прожил в общежитиях МГУ ровным счётом восемь с половиною лет, из них четыре - в помянутом тут ФДС, точнее, в ФДС-2, где традиционно жили студенты химического факультета. Время тогда было боевое, перестроечное, а моё поступление в МГУ имело место в 1987 году, как раз тогда, когда в СССР появились первые робкие ростки либерализации. Причём, помимо всего прочего, либерализация оказала на санитарное состояние общежитий довольно плачевное воздействие, и вот почему.



Во-первых, как раз в 1987 году отменили раздельный конкурс. То-есть раньше, если на 1 курс у нас принимали 250 человек, то мест в общежитии предоставляли ровно 125. Поэтому среди приезжих, не имевших родственников в Москве или ближнем Подмосковье (а мысль о съёме жилья тогда никому не приходила в голову, потому что такого понятия не существовало в природе) конкуренция на экзаменах была обычно более высокой, чем для "местных". Но в связи с перестройкой, гласностью и ускорением эту дискриминацию решили отменить, так что в общежитие поселилось несколько больше новоиспечённых студиозусов, чем обычно, и нагрузка на места общего пользования несколько возросла.

Во-вторых, осенью того же года с химфака МГУ перестали призывать в армию. С одной стороны, все этому обрадовались, а с другой, все возвращающиеся из рядов доблестных вооружённых сил должны ведь где-то жить? Раньше им койко-места освобождали вновь забриваемые младшекурсники, теперь же такого счастья для управления общежитиями не предвидилось. И ФДС-2 пришлось опять несколько уплотнить.

Да, я же забыл сказать. что из себя представляет ФДС - не все же в конце концов учились в МГУ. В общем - это типичная пятиэтажная общага коридорного типа. Первый этаж - нежилой, там всякие склады вёдер и белья, душевые, читальный зал. чтоб спокойно учиться, и библиотека. На каждом из остальных четырёх этажей, дай Бог памяти, по 38 жилых комнат, холл, а в каждом из двух концов коридора - комната с умывальниками, а также туалет на пять Жопо-мест (это важно). Причём, учитывая тот факт, что количественный и половой состав факультета традиционно поддерживался в сбалансированном состоянии, то общежитие упаковывалось вот как. Каждый курс (с первого по четвёртый) имел свой этаж. Левую (условно) половину этажа занимали девочки, пользовавшиеся соответствующей умывалкой и туалетом на пять Жопо-мест. Правую - мальчики, пользовавшиеся ровно тем же объёмом прав и общественных благ. Такая благость поддерживалась десятилетиями, но с приходом Перестройки и сопутствовавшего ей фактора №1 и особенно фактора №2 природный баланс нарушился, и теперь нагрузка на казждое отдельно взятое Жопо-место в мужском туалете возросла до немыслимых пределов. Причём несмотря на полный товарный голод и стремительное опустевание полок продовольственных магазинов, Срать все тогда умели и любили, и иногда весьма преобильно. И о да, я совсем забыл про фактор №3! Оперотряд. Вернее, его отсутствие.Оперотряд традиционно блюл мораль обитателей кампуса, и последний его рейд в поисках распивающих с последствиями в виде исключения случился уже на моей памяти, в аккурат вскоре после моего поступления. а потом оперотряд расформировали за тоталитаризм, и наверное, правильно - довольно гадская была организация. Но, как обычно у нас бывает, взамен него не создали никаких разумных альтернатив по поддержанию порядка и первым следствием этого стало то, что в общежитиях стали невозбранно и много Бухать. Кстати, допонительную выгоду от этого получили студенты-москвичи, которым родители особо баловать не давали, поэтому они с удовольствием стали приезжать к своим иногородним одногруппникам пьянствовать, да с таким увлечением, что иногда засыпали в комнатах и коридорах в самых загадочных и невообразимых позах. Всё бы ничего, дело молодое, но чего хочет молодой организм, выпивший достаточное количество водки, или портвейну, или сухого белого, а чаще всего всего вместе, и много? Правильно. Во-первых, он хочет приключений, во-вторых романтической любви, а в-третьих, его неудержимо тянет Блевать, ну в общем вы меня поняли. О душераздирающих подробностях умолчу, но некоторые особо впечатлительные персоны по субботам на факультет, хотя в этом плане там тоже был далеко не "Хилтон"

Ситуация достигла своего апогея, точнее, апоговнея, когда я перешёл на третий курс, то-есть в одна тысяча девятьсот восемьдесят девятом году (стареем... стареем...) когда на одном из этажей пропорцыя мальчиковых и девочковых комнат достигла трёх к одному; надо ли говорить, что я тоже попал жить на этот этаж - вечно мне не везёт в этой жизни. Как в подобных случаях пишут мировые СМИ, мы оказались на грани социального взрыва. А поскольку дело было в перестройку. то этот соцыальный взрыв был довольно быстро канализирован и использован образовавшейся по такому случаю инициативной группой или, выражаясь опять же современным языком, некоммерческой организацией. Возглавилии эту НКО два моих приятеля, жившие в аккурат через стенку от почти всегда пустующей дамской комнаты. что им было особенно обидно. И что же удумали эти стервецы? вооружившись СНИПами и прочими нормативными актами, они очень быстро вычислили, что пять Жопо-мест на имевшееся в наличии количество мужских Жоп не лезет ни в какие ворота, они составили подробное коллективное письмо, под которым, разумеется, с радостью подписались все юноши этажа (среди девушек аналогичного энтузиазма не наблюдалось), пошли с ним в деканат и потребовали ни много ни мало как обобществления женского туалета. В деканате, конечно, слегка прихренели от такого гусарства и совсем уж было послали визитёров обратно в туалет мужской. но те были вовсе не таковские. Они довольно быстро обрисовали круг инстанций, который планировалось вовлечь в обсуждение данной проблемы - начиная от ректората и заканчивая Моссоветом, который тогда ещё не напоминал Сухумский обезьянник в час выдачи бананов, но уверенно шёл в этом направлении. ну и конечно прессу упомянули, как же без этого. Подобной перспективы факультетский ареопаг устрашился, и итогом дискуссии была официальная (!!!) передача двух Жопо-мест дамской комнаты в безраздельное пользование мужской половины, точнее, трёх четвертей этажа. А поскольку физически выделить эти Жопо-места не представлялось возможным, туалет просто де-факто стал общим. Дамы, конечно, страшно возмутились, но с ними было заключено торжественное джентльменское соглашение не Блевать и вообще вести себя прилично. Насколько мне известно, оно выполнялось, ибо не могли же мы показать своим однокурсницам, какие мы на самом деле свиньи.

К новому положению вещей все довольно быстро привыкли, правда. не обошлось без казусов. Например, мой приятель Юра (как раз из числа возглавивших НКО) как-то пошёл в соседнюю комнату по неотложной нужде, прихватив с собой модный тогда журнал-огонёк, ну чтобы совместить приятное с ещё более приятным. Сидит он, стало быть, шуршит журналом, и тут в туалет заходят две девушки (а до того там больше никого не было). Ну они, значит. юрину кабинку дёрг - занято, ну быстренько заняли кабинки справа и слева и давай щебетать о своём, о девичьем. На беду оказалось, что одна девушка была юриной одногруппницей с другого этажа, которая зашла к своей подружке-четверокурснице с нашего этажа чайку попить. А в туалет они вместе пошли видимо для того, чтобы интересное общение не прерывать. Ну о чём, по-вашему, могут говорить девицы в самом цветущем возрасте? Естественно, о мужиках. Разговор был предметный, подробный, с обсуждением всех физических и моральных достоинств и уродств, и крутился в основном вокруг юриной группы и его самого в частности. Наш герой от смущения аж заиндевел, на унитазе сидючи. В такие пикантные ситуации ему до этого попадать не доводилось. И в принципе всё могло завершиться благополучно, как вдруг гостья, не осведомлённая о деталях заключенного намедни Сортирного пакта, возьми да и спроси: "Слушай, Ирк, а правда у вас на этаже теперь туалеты общие?" Этого Юра уже вынести не смог и прогудел уверенным басом: "Правда!!!" Ответом ему был синхронный спуск двух сливных бачков и удаляющееся возмущённое цоканье каблучков или во что они там были обуты. С этого момента девушки остерегались вести светские беседы в туалете.
Tags: МГУ, мемуар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments