arkhip (arkhip) wrote,
arkhip
arkhip

Categories:

Исландия. Рейкьявик. Часть 1.



Начало тут

Итак, нашим скитаниям пришёл конец. Не в том смысле, конечно, что мы отныне собирались безвылазно сидеть на одном месте и никуда не выезжать, а в том, что отныне нам предстояло жить в одном месте. Апартамент и вправду оказался весьма удачным, с тремя спальнями, двумя полноценными санузлами, полностью нафаршированной кухней, стиральной машиной и большим холлом с панорамным окном во всю стену. В довершение всего от этого дома было полторы минуты ходу до моря и примерно минут 10-15 - до того места, которое в Рейкьявике называется центром. И всё - за вполне необременительную по местным меркам сумму в 5 тысяч рублей в день. Напомню, что номер на двоих с туалетом и душем в конце коридора в отеле-эдда обошёлся нам всего процентов на 30 дешевле. Да вот он, собственно - на фото - белый домик с мансардой слева в глубине, как раз там, где улица начинает изгибаться




Я уже упоминал, что Рейкьявик - это город наглых и самодовольных котов. Нам пришлось ещё раз убедиться в этом этим утром. С утра мы с камрадом Юлием сбегали в ближайший супермаркет-ноатун за продуктами и по возвращении домой увидели расположившегося у двери громадных размеров серо- белого кота в ошейнике с колокольчиком. Увидев нас, он весьма оживился, задрал хвост трубой и приветственно заорал. Я, конечно, почесал у него за ухом, но одновременно строго-настрого дал понять, что забирать его с собой мы не собираемся. Кот не обратил на мои слова никакого внимания, последовал за нами на третий этаж, вбежал в квартиру первым, по-хозяйски обошёл все до единого помещения, а затем пришёл в кухню, с недоумением заглянул в выставленный нами посреди неё пустой тазик для белья (как раз собирались простирнуть всякие футболки), а потом поднял на нас полные слёз глаза и начал очень громко пенять на то, какие мы всё-таки неблагодарные и неразумные свиньи и почему это несчастного маленького котика никто не кормит. Что было делать с животным - совершенно непонятно. Брошенным он совершенно не выглядел, даже наоборот, но уж как-то больно свободно распоряжался в сдаваемом помещении. Единственной разумной версией была та, что кот всё же хозяйский и пришёл на это место по старой памяти. Хозяйка, очень кстати пришедшая за доплатой за лишний день, эту версию однако отвергла и сказала, что этого зверя в первый раз видит. В конце концов пришлось взять его за рукиноги и снести вниз, невзирая на протесты и рыдания.

После завтрака решили прогуляться по городу, а уж потом ехать на Чорный Пляж. Кстати, исследовали город мы урывками, два раза утром и пару раз-вечерами, так что сведу я наверно все впечатления в один пост, точнее в два, чтоб не путаться.

Вот, собственно, самый центр города - начало улицы Аустурстрэти, которая, если пройти по ней подальше, меняет название на Лаугарвегур. Это местная тверская, арбат и Бог знает что ещё в одном лице - подавляющее большинство сувенирных магазинов, ресторанов и особенно баров располагается либо на ней, либо в прилегающих переулках. Здесь вечерами и ночами тусят туристы и местные жители, а на выходные сюда вообще съезжается половина Исландии, бродит по диагонали из бара в бар и вволю накачивается Пивом, которое стоит здесь 200-250 рублей за кружку, если, конечно, случайно не нарвёшься на спецпредложение. Впрочем, некоторые бары идут навстречу желающим быстро и качественно Нажраться и предлагают изнывающим от жажды гостям исландский "прицеп", а именно комплект из кружки пива и стопки бреннивину примерно за те же самые деньги. Я попробовал и мне как-то не очень понравилось. Наверное, это потому, что моя бурная молодость куда-то безвозвратно ушла. А в некоторых местных барах играют жывую музыку, и очень приятную, так что напиваться тут бывает очень даже комфортно и необременительно для психики. И ещё я вынес из Рейкьявика очень интересный и полезный рецепт дамского коктейля (вряд ли он местный, но у видел я его именно тут, где дамы его пили практически поголовно): в стакан для виски ставится стопка егермайстера, а потом в тот же стакан аккуратно наливается лимонад-айрнбрю с таким расчётом, чтобы стопка в конечном счёте всплыла, но не переворачивалась. Все, кто пробовал, очень одобряют - дамы, конечно.



А вот редакция газеты "Моргунблядид", о которой я уже упоминал в прошлой рассказке. Кстати, о печатном деле в Исландии нужно сказать особо. Кроме "Моргунблядида", в стране выходит ещё несколько общенациональных газет и журналов, а также местные версии многих крупных международных периодических изданий. Мало того, свои газеты выходят в городках типа Хуксавика, Хёбна и Боргарнеса с населением примерно 2000 душ в каждой. Я уж не говорю о книжных магазинах, набитых как произведениями местных авторов, так и переводной литературой - художественной и специальной. Напомню, что всё это богатство печатается на языке, на котором говорит всего 300 тысяч человек (если не брать в расчёт эмиграцию). Это вызывает неподдельное уважение.



Кроме всего прочего, Исландия славится своими банками, впрочем, слава эта в последние годы исключительно дурная. Когда грянул кризис и исландский банковский пузырь лопнул, курс кроны к евро ухнул практически вдвое. Для иностранных туристов это конечно хорошо, потому что цены в стране из безумных стали разумными (ну за исключением пары-тройки позиций), но по исландцам это, разумеется, очень сильно ударило. Помимо неприятностей, связанных непосредственно с девальвацией, была дополнительно ограничена конвертация самой кроны: например, введены серьёзные ограничения на покупку наличной иностранной валюты, в том числе и при выезде за рубеж. А карточки того же Landsbankinn сейчас за границей (за границей Исландии, естественно) принимают далеко не везде.



Совсем неподалёку отсюда - метрах примерно в ста, находится парламент, о котором я упоминал в самой первой рассказке, и городская ратуша - модерновое стеклянное здание. А прямо за ратушей - озеро Тьёрнин, любимое место прогулок местных жителей. На озере живёт громадное количество всяких водоплавающих птиц, от чаек до полярных гусей.



Стоит вам только подойти к воде, и со всех концов озера мгновенно собираются алчущие, требующие Жрать. Особенно в этом усердствуют полярные гуси, которые вырывают куски прямо из рук и громко и обиженно шыпят, если более удачливый сосед перехватывает у них кусок хлеба прямо из-под клюва.



А в случае удачи главное - побыстрее Удрать, пока не отобрали.



Если же пойти от главной барной улицы в сторону, противоположную альтингу, то там будет, во-первых, море, во-вторых, порт, а в-третьих - очень интересное заведение под названием Kolaportid - это блошиный и продуктовый рынки под одной крышей. Меня-то туда в первую очередь влекла возможность купить исландских монет начала и середины века, но параллельно и местных деликатесов набрали.



На продуктовом базаре можно купить редко встречающиеся в других местах деликатесы, как-то бифштекс из конины (200 руб. за кг.) конскую колбасу в конской же кишке, очень похожую на татарско-казахскую варёную колбасу-казы (150 руб. за кг.) , а также вкуснейшую лососину, копчёную в свеженасранном овечьем навозе (чек потерял, но не так уж и дёшево).



Этот-вот колоритный дядечка, по внешнему виду которого абсолютно ясно, что он совершенно не любит Выпить и, более того, энергически порицает всякого, кто выказывает малейшее пристрастие к алкогольным напиткам, прямо-таки всучил мне три баночки печени трески трёх видов: обычной в масле, копчёной в масле и ещё в каком-то непонятном соусе. Было очень вкусно, особенно под мхуйную настойку.



А вот знаменитый исландский хакарл - пища викингов, берсеркеров и открывателей Америки. Это очень древнее блюдо, восходящее к раннему средневековью. Ещё первые поселенцы обнаружили, что воды вокруг Исландии кишат гренландской акулой, громадною рыбой длиной метров 10, которая является ближайшим родственником акулы китовой. К сожалению, как выяснили первые естествоиспытатели, впоследствии скончавшиеся в страшных мучениях, мясо этой рыбы в свежепойманном виде есть нельзя - и всё потому, что у этих акул отсутствует выделительная система и продукты распада, в частности мочевина, выделяются через кожу. Разумеется, акулья плоть вследствие этого пересыщена мочевиной выше всяческих пределов. Методом проб и ошибок (зачастую фатальных) был выработан способ приготовления, сохранившийся и в наши дни. Свежеубитую акулу чистят, потрошат, снимают филе, рубят на куски и закапывают в песок, лучше всего в песок морского прибоя. Месяца примерно через три, когда филе достаточно отферментируется (слово "протухнет" я всячески избегаю), его, зажав нос, выкапывают, пластают на ломти и подвешивают на стропила, где оно ещё несколько месяцев коптится в дыму очага, лучшым топливом для которого, как Вы, наверное, уже догадались, является овечий навоз. Собственно, вот и всё. Осталось снять хакарл с крюка, отскоблить, нарезать кусочками и подавать с рюмочкой </i>бреннивину</i>. Сейчас, слава Бальдру, хакарл перестал быть основой исландской кухни, но желающие могут купить - нарезанный мелкими кусочками или запаянный в полиэтилен. Цена неслабая даже по местным меркам - полторы тысячи рублей за кило.



Что ещё любопытного есть на набережной? Например, паровоз. Я вот знать не знал, что в Исландии была железнодорожная сеть, а вот поди ж ты. Когда в двадцатых годах тут строили некое подобие гавани, специально для подвоза щебней и валунов построили железнодорожную ветку длиной в полтора километра. С двумя паровозами. Один из которых и сохранился до наших дней в качестве памятника истории.



Или вот ещё памятник рыболовам, выполненный, как и все без исключения памятники в этой стране, в гротескно-идиотической манере.



Впрочем, по сравнению с самым известным памятником Исландии это ещё соцыалистический реализм - изображение ладьи норвежских первопоселенцев похоже скорее на полуобглоданный косатками и хищными рыбами китовый скелет. Но народу нравится - выбрать время для того, чтоб вокруг памятника не тёрлось десятка-двух человек, совершенно невозможно.



Продолжение следует.
Tags: Исландия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments