October 28th, 2014

Упорный Фетисов



Вячеслав Фетисов, сенатор и хоккеист, уже в третий раз подготовил законопроект, запрещающий продажу спиртного лицам моложе 21 года.

Занимающий пост первого зампреда комитета СФ по социальной политике Фетисов видит в этой мере решение проблемы раннего пристрастия молодёжи к алкоголю. «Я считаю, что этот проект актуален и сейчас, особенно с учётом поддержки Общественной палаты и самого населения. Более 70% наших граждан, по опросам ВЦИОМа, поддержали проект. Мы надеемся, что теперь вопреки усилиям лоббистов, которые спаивают наше население, власть услышит, чего на самом деле хочет народ», — сказал он.

Надо сказать, что во времена своей беззаботной юности мне уже приходилось пасть жертвой американского подхода к продаже острых напитков, который практиковался у нас на излёте СССР и за возвращение которого так ратует сенатор. Причём я был жертвой сугубо, а по большому счёту и трегубо: во-первых, спиртное прдавалось тогда исключительно по талонам, которые, понятное дело, выдвали только по достижении определённого возраста, а во-вторых, по причине своего нехождения в первый класс я поступил в университет раньше своих сверстников и в конце концов остался единственным на курсе человеком, которому эти талоны не полагались. А быть белой вороной в социуме - дело всегда неприятное. Тем не менее вопрос с талонами решился довольно просто - я никогда не курил и поэтому у своего соседа-трезвенника свои табачные талоны на его водочные. А в магазине вопрос решался так; если чересчур бдительная продавщица требовала у меня подтверждающий возраст документ, я протягивал ей студенческий билет и говорил с недоумением и пафосом: "Уважаемая, вот смотрите, я студент пятого курса. Как Вы думаете, мне может быть меньше 21 года?!!" В большинстве случаев срабатывало безотказно.

Ну а потом всё как-то сразу одновременно закончилось: и СССР, и талоны, и возрастные ограничения. Правда, в тот Новый год у меня было ощущение, что я ем мясо последний раз в жизни, но и это чувство быстро прошло. Так-то.