April 3rd, 2013

Вьетнам. Благовонная пагода. Часть 2.



Начало тут.

Вылезать из жестянки, которую вьетнамцы по недоразумению называют лодкой, оказалось ещё хуже, чем вылезать - что и неудивительно, после часового-то неподвижного сидения в позе испуганного Будды жопою на железном двутавре. По счастью, у наших пастухов уже был многолетний опыт обращения с паломническо-туристическим стадом, и перед восхождением к собственно пагоде нам устроили небольшой привал с обедом. Понятное дело, что от трапезы в подобных местах ничего волшебного ждать не приходилось, но в принципе было даже почти вкусно. Единственное - в качестве рыбного блюда нам выставили большие жареные карповые головы, отрубленные от туловищ чуть позади жабр, так что какое-то количество мяса на них всё-таки было. Видимо, остальные фрагменты рыб пошли в более дорогие заведения. Хоть пива наливали, и то ладно.

Вокруг народ интенсивно готовился к завтрашнему торжищу: подметал полы в лавках, развешивал фонарики, наводил лоск на предлагаемые паломникам товары: амулеты, сувенирные открытки, статуи Будды и дядюшки Хо, всевозможные тайные азиатские корешки для поднятия Хуя, ну и прочие экзоты вплоть до упомянутых ранее буйволовых рогов. Я прикинул беглым взглядом количество лавок и снова содрогнулся: пусть нас сегодня мало, но поездка в стотысячной толпе страдающих от новогодней головной боли вьетнамцев была бы тяжелейшим испытанием - даже похуже посадки в вагон метро на станцию-выхино в восемь утра понедельника. Всё-таки, живя в одном из самых перенаселённых городов мира, начинаешь ценить относительное безлюдье.



Collapse )

Про реформу образования



Сегодня половина русской благосферы с увлечением обсуждает задачку про фермера-млекоторговца из учебника начальной школы и привычно корит во всём Фурсенку, Ливанова и прочих реформаторов образования, так на это я Вам должен сказать следующее: конь с двумя хуями это ещё что лично у меня в третьем классе была такая учительница, что я её до сих пор без смеха вспомнить не могу. До этого у нас была педагогом очень хорошая женщина около 50-лет возрастом - учительница в самом хорошем смысле этого слова, а тут её почему-то перевели в другой класс, а нам приставили молодую мадам лет, наверное, 25-30, которая не скажу чтоб сильно скрасила этот недолгий период моего детства, но тем не менее доставила мне немалое количество, как сейчас принято выражаться, лулзов. Не проходило недели, чтобы она не выдавала на каком-нибудь уроке очередное откровение Иоанна Богослова; я по малости лет ещё не понимал, что вообще-то за ней следовало бы записывать, поэтому запомнил лишь немногое. Например, то, что кролики яйца несут. Или то, что Лена вытекает из Байкала. Или вот: вы знаете проверочное слово на безударную гласную в слове "мороз"? Вооот. И никто не знает. А она знала - это было слово "мОрозно". Из чего уже сейчас я делаю вывод, что она подобно Маше Распутиной рродилась где-то в Сибири, причём в очень глубокой. Хотя при таком-то происхождении про Лену могла бы и знать.

А надо сказать, что в те годы я был весьма любознательным ребёнком и объём моих познаний значительно превышал то, что тогда полагалось знать стандартизированному третьеклассенику, поэтому я в ответ на каждое такое откровение лютобешено хохотал, опять же выражаясь современным языком. Нетрудно догадаться, что педагогша наша за это меня невзлюбила и периодически пыталась ставить мне заниженные оценки, следствием чего были несколько визитов моих родителей к завучу и директору. Уж не знаю, какие между ними проходили неприятные разговоры, нот третий клас я закончил так же, как и второй - на одни пятёрки. Замечу, что дело было не то что задолго до фурсенки - тогда и о пресловутой перестроечной "школьной реформе" никто не задумывался даже в Минпросе СССР.

Так что фурсенки в данном случае ни при чём. Ебанутые - они во все времена встречаются.