November 28th, 2012

Мыслители



Ну, про последнюю шутку от журнала "Международная политика" уже, наверное, многие слышали. Причём не включи они туда на 16-е место "за разбитие своей стеклянной клетки любовным письмом на свободу" трёх бешеных маток, одна из которых лесбийская, на это вряд ли вообще кто-нибудь в России обратил бы внимание.

Но вообще, если перейти от частного к общему, то составители рейтинга "Международной политики" явно грешат субъективизмом, ведь ими заявлено, что Foreign Policy presents a unique portrait of 2012's global marketplace of ideas and the thinkers who make them, т.е. "Международная прлитика" представляет уникальный портрет глобального рынка идей 2012 года и мыслителей, которые их (то-есть идеи) создают.

Поэтому чрезвычайно удивляет отсутствие в списке норвежского мыслителя Андерса Брейвика. Ведь, как бы ни отвратителен был его поступок, вряд ли кто будет спорить, что Брейвик был движим собственными идеями и продвинул их на "глобальный рынок" так, что никому мало не показалось. И если малява наших срадалиц с цитатами из "Достоевского, Сократеса и Зе Байбл" потянула на место в верхней двадцатке, то многостраничный манифест норвежца вполне себе достоин места в первой тройке, поскольку Биле и Хиле на призовом месте уж точно делать нечего.

Пир во время чумы



Заявление Учёного совета филологического факультета МГУ

Несколько лет подряд отдельные представители гуманитарного сообщества предупреждали о возможности катастрофы как в школьном образовании вообще, так и в его гуманитарном сегменте в частности. Ситуация изменилась качественно: катастрофа произошла, и русская классическая литература более не выполняет роль культурного регулятора образовательного процесса/

Это произошло не потому, что власть обнаружила свою некомпетентность, а потому, что она сознательно и целенаправленно конструировала это «качественное обновление образовательной ситуации»...

Основные средства, которыми воспользовалась власть.

А) Создание подконтрольных и хорошо финансируемых вузов, которые должны были выдвинуть программу образовательных реформ; эту роль, в основном, сыграла ВШЭ...


И тут же рядом - очередная мимимишечка от Дочери Проффесора Ясина (ТМ)

Вчерашний день стал одним из самых трогательных за последнее время. Отмечали 20-летие Вышки. Полный зал театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Ведущим был Марк Урнов. Он вызывал на сцену отцов-основателей. Папку вызвали первым. Он встал со своего 4-го ряда и раскачивающейся походочкой морячка пошёл на сцену. Зал начал апплодировать. Я сидела в ложе и сверху мне было очень хорошо видно, как люди в звле встали. Не то, что встал кто-то один, а в разных концах зала одновременно стали подниматься группы людей. На балконе - то же самое. Они апплодировали ему стоя. А он шел. глядя себе под ноги. И только я догадывалась, что в эту минуту чествования он боится споткнуться потому, что полутемно, лестница, а ноги уже не те...
Слёзы подступили одновременно с тем, как зал встал. Я плакала от дочерней гордости, от счастья, и от безумной грусти от того, что этого не видит мама...
Весь вечер был замечательным. И Хибла Герзмава, исполнявшая и оперные партии, и классный джаз под аккомпанемент Даниила Крамера, и современный балет под музыку Моцарта, и выступавшие. Кузьминов, который особо отметил за смелость студентов первого набора, Антон Иванов, поблагодаривший отцов-основателей за то, что слово "вышка" наконец-то перестало иметь зловещий смысл, Леонид Печатников, вспомнивший, что есть и Станиславский, и Немирович-Данченко, а Михаил Чехов как всегда в Париже.
Потом был фуршет, где папка перефотографировался в обнимку со всеми студентками.


Интересно, при прочтении этих двух текстов только у меня возникает ассоциация, вынесенная в заголовок?