January 25th, 2012

Суходрищева на них нет



Посещавший в это же время музей заместитель главного редактора федерального еженедельника «Российские вести» Дмитрий Ермолаев (купивший билет в кассе музея и право на фотосъемку) с расстояния более десяти метров (чтобы не мешать послу) решил осуществить фотосъёмку Майкла Макфола, осматривающего революционную экспозицию. В этот момент, как сообщил Д.Ермолаев ИА REGNUM, к нему подошли два человека (девушка и похожий на спецназовца мужчина с короткой стрижкой) и, представившись сотрудниками посольства США, заявили, что снимать посла запрещено. Ермолаев представился и показал редакционное удостоверение и попросил американских дипломатов представиться, что они сделать наотрез отказались. Похожий на спецназовца дипломат заявил, что Майкл Макфол не гражданин России, поэтому российская пресса не имеет права его фотографировать без его разрешения. Аргументы журналиста о том, что в настоящий момент Макфол находится в публичном месте, были отвергнуты американскими дипломатами...

надо сказать, что паранойя американских дипломатических представителей уже переходит все мыслимые пределы и уже находится за гранью приличия. Похожий случай произошёл со мной на Рождество в Белграде. когда мы, гуляючи по улице князя Милоша мимо разных исторических зданий и разбомбленного в 1999 году министерства обороны, дошли до американского посольства. А надо сказать. что после того, как 2008 году сразу после признания пиндосами Косово разъярённая толпа пыталась взять посольство штурмом, американцы наглухо замуровали все фасадные окна в этом здании. Ну, естественно, я не мог пройти мимо такого архитектурного изыска и сделал несколько кадров с другой стороны улицы. И тут, откуда ни возьмись, из буки при входе вылез здоровенный мэн в военной форме и стал недвусмысленно манить меня пальцем. делать нечего, пришлось подойти, тем более что этот военный (или какой иной спецслужбист) был сербским. Вслед за военным вышел охранник в гражданском (тоже серб) и они задали мне удививший меня вопрос - а знаю ли я, что американское посольство нельзя фотографировать? В ответ на моё явное изумление они продемонстрировали мне знак наподобие дорожного - с перечёркнутым фотоаппаратом, висевший напротив входа. Надо сказать, что увидеть его с той стороны улицы было затруднительно, тем более что он висел как и все дорожные знаки - на столбе лицом к водителям; да и вообще какое мне, пешеходу. дело до дорожных знаков, если это, конечно, не обозначение пешеходного перехода. Далее военный истребовал мой документ для проверки. Надо сказать, что при виде русского паспорта (предыдущий разговор вёлся на английском) отношение ко мне резко изменилось в лучшую сторону - военный сказал, чтобы я не беспокоился и ему нужно выполнить какие-то обязательные формальности и после этого исчез в будке. Мы скоротали время за любезным разговором с гражданским, который также подтвердил, что беспокоиться мне совершенно не о чем, просто им нужно выполнять свои служебные обязанности. Видимо, пиндосы требуют сканировать паспорта всех. кто посягает на дипломатическую неприкосновенность в их понимании. Да и начхать на них, тем более что в Северопиндосии я уже был. Вскорости вышел давешний сержант или как его там, с извинениями вернул мне паспорт, мы пожали друг другу руки. пожелали счастливого Рождества и раскланялись. Фотографии, кстати, стереть не попросили. Просто сказали, что раз я не видел знака. то нет проблем. Потом, правда, неотрывно смотрели мне вслед, пока я не скрылся за углом.

В общем, всё разрешилось вполне пасторально. Когда меня в Акабе в час ночи прихватила иорданская контрразведка за фотографирование израильско-иорданской границы, тогда всё выглядело гораздо менее приятно.

Но пиндосы, конечно, вконец охреневшие параноики.