?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Моя Албания. Часть 4.



Чаcть первая
Чаcть вторая
Чаcть третья

После некоего перерыва возобновляю публикации о стране орлов. На очереди великий воин Албании Скандербег, человек и коньяк, а также бывшая социалистическая промышленность



Городок Лежа находится примерно на полпути от шкодера до столицы Албании - Тираны. Как и все приморские албанскеие города, он был основан в античные времена то ли греками, то ли иллирийцами, то ли ещё какими-нибудь этрусками. Кстати, с год назад мне в ЖЖ попадались творения какой-то шизанутой израильской юзерши, которая на полном серьёзе расказывала, что прототипами Зурбагана, Лисса и других придуманных А.Грином городов являются города современного Израиля - Хайфа, Акка и Яффа. Ну, насчёт Зурбагана не знаю, но город с названием Lissus действительно существовал и находился в аккурат там, где находится современная Лежа. Однако же главная достопримечательность Лежи заключается в том, что она некоторое время была столицей государства, созданного Георгом Кастриоти, он же Скандербег, человек и коньяк, а также является местом, где он умер. Я уже писал, что при Скандербеге албанцы первый и последний раз надрали жопу своим врагам. А дело было так. В начале 15 века на Балканах имело место триумфальное шествие советской власти османских завоевателей. Папа Скандербега, мелкий албанский феодал, с этим был не вполне согласен, и турки в назидание пригласили его сыновей погостить пятилетку-другую при султанском дворе в Адрианополе (Константинополь тогда ещё принадлежал византийцам). Там малолетним гостиям в соответствии с исламскими законами гостепприимства сделали обрезание на хую и определили в суворовское училище янычарский корпус, поскольку гостеприимство гостеприимством, но продукты на рынке дороги и их надо отрабатывать. Молодой Кастриоти принялся отрабатывать турецкие пиде и кебабы с таким рвением, что ему присвоили звание, аналогичное генеральскому и стали величать Искендер-бей в честь самого Александра Македонского. Однако же в один прекрасный момент генерал решил, что погостили и будет, покинул расположение своей воинской части и дал дёру в родные горы. Почему он принял такое решение - история умалчивает. Албанцы полагают, что его одолела патриотическая ностальгия. однако же совершенно непонятна. где была его ностальгия. когда он в педыдущие годы с изрядным рвением устраивал секир-башка вредоносным гяурам, среди которых было немало и его землякоа, тогда ещё не мусульман. В любом случае, во главе нескольких сот солдат появился у стен крепости Круя, вызвал коменданта, вручил ему султанское письмо с требованием всячески содействовать подателию сего и пр. и пр. Комендант, естественно, поверил султанской печати. "Верите! А зря!" - радостно воскликнул Скандербег, и на этом жизненный путь доверчивого турка закончился. Вскорости Скандербег собрал в обсуждаемой нами Леже албанских феодалов, которым турки уже успели разонравиться, и провозгласил независимость. Кстати, нынешнее албанское кроваво-красное знамя с крайне неприятным на вид орлом появилось именно тогда. Не иначе как им небезуспешно пугали турок, ибо и сейчас взгляд на албанскую символику настраивает на весьма пессимистический лад. Впоследствии Скандербег в теение целой четверти века с переменным успехом гонял турецкие войска по всем Западным Балканам. Как гласит очередная легенда стараого кара-колпака Ухума Бухеева, во время очередной чорной полосы турки с улюлюканьем загнали Скандербега, растерявшего всё войско, высоко в горы, и стали радостно эждать, когда же он сдастся на милость победителей, поскольку провианта у бывшего османского генерала не было. Однако туркам вышел облом, потому что Скандербегу подвернулась неосторожная коза, чьим молоком он питался до тех пор, пока турки не плюнули и не ушли. Благодарный Скандербег прикрепил череп козы к своему шлему и щеголял в таком виде до самой своей смерти. Как он смотрелся в таком видя, можно хорошо представить, посмотрев на один из многочисленных памятников, возведенных в его честь. Вот это, например, самый главный, стоящий в Тиране (ничего не поделаешь, забегаю вперёд, потом в рассказе о Тиране придется публиковать ещё раз)



Да, кстати, о смерти. Она не замедлила воспоследовать, потому что в промежутке между военными кампаниями Скандербега укусил комар, он заболел малярией и умер в Леже в 1468 году. Поскольку к тому времени город пригребли венецианцы, турки не смогли повлиять на течение болезни, как бы им того ни хотелось. Скандербег был похоронен в местном соборе. А во времена Энвера Ходжи вокруг того, что от собора осталось, был построен мавзолей. Восстановить собор коммунистам, ясное дело, в голову не пришло.





В Леже можно наблюдать не только древние, но и современные руины. Вот, например, как выглядит приватизированная в 1990-х бумажная фабрика. Мавзолея над ней сооружать вроде не собираются





Кроме того, в городе находилась довольно крупная по местным меркам железнодорожная станция, тоже явно подвергшаяся приватизации. Сейчас станция заброшена и неизвестно, будет ли восстановлена, поскольку автомобильный транспорт, при Ходже практически отсутствовавший, сейчас развивается довольно интенсивно





При этом сам городишко довольно активно застраивается. Говорят, в основном это делается на итальянские деньги, поскольку Италия в начале 1990-х получила массу проблем, когда освобождённые албанцы сотнями тысяч хлынули через довольно неширокую здесь Адриатику. Итальянцы сперва недооценили своё счастье и отнеслись к соседям без должной внимательности, но, когда разбежавшиеся албанцы стали резко улучшать криминогенную обстановку, несколько прихуели, кое-как запихали наименее расторопных шкиптаров в лагеря беженцев, а самых невезучих так и вообще депортировали на родину. Но, поскольку проблема-то осталась, итальянцы решили, что уж лучше давать албанцам малую толику денег с тем, чтобы они заняли свои ручонки у себя на родине, и желательно чем-нибудь полезным, поскольку это всяко дешевле, чем тратиться у себя в Италии на дополнительную охрану Всего, Что Плохо Лежит (см. первую часть рассказа). Так что строят в албанских городах и городках много. Однако вопрос, на что они при этом живут, остаётся открытым.





Конец четвёртой части. В следующих выпусках албанские дороги, бункеры, порт Дуррес и столица - Тирана.

Продолжение следует.

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
obskurant
Aug. 27th, 2007 04:02 pm (UTC)
В Олбанее меня все время мучил вопрос: Кастриоти ли он был?
Почему-то чейн олбанцких заправок называется Кастрати.
arkhip
Aug. 27th, 2007 04:07 pm (UTC)
О, это я как раз припас для следующей части :)
diana_spb
Aug. 27th, 2007 05:48 pm (UTC)
Я об Албании читала в "Перевёрнутый полумесяц" Зикмунда и Ганзелки. Запомнила только про кровную месть - что мужчины старше 16-ти из дома почти не выходят, в поле работают дети и женщины.
iraan
Aug. 27th, 2007 08:12 pm (UTC)
..:) жду продолжения
( 4 comments — Leave a comment )